МУЗЫКА ЭМОЦИИ

Лирой из The Prodigy: о теще из Анапы и взаимной любви к России

Жизнь Лироя нельзя назвать строго распланированной, однако угадать, где он будет находиться вечером 11 июня, можно со стопроцентной уверенностью: перед экраном телевизора. Лирой без ума от футбола, и матч между сборными Англии и России не пропустит ни за какие коврижки. 

Наоборот, бывали случаи, когда он опаздывал на собственные выступления из-за каких-то знаковых матчей. «Как настоящий болельщик, конечно, должен верить в своих, — говорит Лирой. — Думаю, наша сборная победит. У них отличный настрой: молодые, рвутся играть. Если они не будут валять дурака, думаю, все получится. Про нынешнюю сборную России ничего сказать не могу, не знаю, кто у вас сейчас играет. Суперзвезды-то есть?».

Из известных российских футболистов Лирой помнит только Аршавина: «Он отыграл два чертовски хороших сезона в „Арсенале“, а потом он начал ходить пешком по полю. Не знаю, мотивации ему не хватало, или тоска какая заела. Но он был отличный игрок».

Аршавин на поле© wikipedia.org

Впрочем, то, что он помнит Андрея Аршавина, неудивительно. Торнхилл — ярый болельщик «Арсенала», причем из той редкой ныне категории, кто помнит «канониров» из Лондона «доарсеновской» эпохи. С командой он буквально связан семейными узами. Тьери Анри — крестный отец дочери Лироя. «Я даже выступал за смешанную сборную ветеранов „Арсенала“ и знаменитостей: музыкантов, спортсменов. Представляешь, мне выпала честь играть в одной команде с кумирами юности?!», — делится эмоциями Лирой.

«Сам я с детства мечтал стать футболистом, — заявляет Торнхилл. — Не скажу, что играл бы в премьер-лиге, но вполне мог бы „пылить“ в каком-нибудь третьем дивизионе. Но тогда, в девяностом, у меня встал выбор: мячик или The Prodigy. Думаю, не стоит уточнять, что я в итоге выбрал».

Лироя Торнхилла чаще всего вспоминают как «того длинного парня, который круто танцевал в клипе No Good»

Лирой Торнхилл отработал в The Prodigy клавишником и танцором в «золотой» период: с 1990 по 2000 год. Вот уже 16 лет он играет сольно или в составе других проектов, но до сих пор его вспоминают как «того длинного парня, который круто отжигал в клипе No Good». Впрочем, его это не слишком задевает. «Это было лучшее время в моей жизни», — так говорит об этом периоде Лирой.

В состав The Prodigy он попал одновременно с Китом Флинтом. Они работали на подтанцовке в клубе, познакомились там с Лайамом Хаулетом, после чего все, как говорится, завертелось. Два года спустя, после выхода альбома Experience, они уже на слуху, а в 1994-м, когда выходит Music for the Jilted Generation, слава электронных панков уже гремит на весь мир.

Спустя 10 лет оглушительного успеха Лирой решил покинуть группу. Как он сам неоднократно заявлял, его перестала устраивать роль «танцора-клавишника». «Когда меня называют танцором, мне всегда обидно за тех ребят, которые потратили годы на обучение в балетной школе, — говорит Лирой. — Ну какой я танцор? У меня нет специальной подготовки, я просто в чем-то подражал Майклу Джексону, в чем-то — Джеймсу Брауну».

«То, что меня вспоминают как часть того проекта, это большая честь. Однако, черт возьми, я 16 лет уже выступаю сольно, как Лирой Торнхилл, сам по себе. Это больше, чем я был в составе The Prodigy. Но, повторюсь, мне приятно, что меня помнят и в связи с группой, да и время то было чумовое», — с некоторой ностальгией добавляет Торнхилл.

Когда я начинал в конце восьмидесятых — начале девяностых, это было своего рода восстание против политики и политиков, против всего на самом деле. Тотальный протест. Все участники «движа» были на одной волне. Не было никакого насилия и даже бухла. Вот, честно, зажигали на чистом позитиве, без алкоголя. Сегодня же общество разделено на кучу группировок, да и музыка даже поделилась. Раньше в одном зале «рубили» и техно, и джангл с драм-энд-бейсом, и хаус, и брейк, и так далее. Все были готовы услышать нечто новое.

Теперь вся музыка делится на четкие категории. Сегодня разные стили в одном месте можно услышать только на крупных фестивалях. Если же пойдете в клуб, то там будет представлен какой-то один конкретный музыкальный стиль, потому что, если там заиграет что-то кроме, например, хауса, масса посетителей этого не поймут. Электронная музыка стала донельзя коммерческой, то, что было андеграундом, стало мейнстримом.

В качестве примера фестиваля, соответствующего духу «чумового времени», Лирой приводит… Казантип:

«Это нечто невероятное. Я четыре года подряд там играл, когда еще Крым был украинским, в составе Smash Hi-Fi (совместный проект с Мартином Хёргером). Пожалуй, это лучший фестиваль, который я видел в жизни. Когда впервые туда приехал, то ходил с вытаращенными глазами и упавшей челюстью: вот прямо вау! Это было… как раньше. Фестиваль, на котором играет музыка всех стилей и направлений, без драк и заварушек, только музыка и приятное времяпрепровождение. Днем — прекрасный отдых на пляже, а когда темнело — повсюду начались вечерины. Просто невероятно… Эх, жаль, что его больше нет. Политика вообще убивает много хороших начинаний. К сожалению, в Грузии с Казантипом дело не задалось, а в Камбодже… ну, как по мне, организаторам надо было вовремя остановиться. Взять паузу на пару лет, возможно, устроить менее массовый праздник в каком-нибудь клубе. Им стоило заняться реорганизацией. Экономическое положение ухудшилось, а сгонять потусить в Камбоджу — недешевое удовольствие. Странный и неоправданно рискованный бизнес-проект».

О российской экономике Лирой достаточно наслышан. Во-первых, он довольно часто выступает в нашей стране. «Пожалуй, во всем мире я более всего популярен в России», — говорит он. Кроме того, в он регулярно заезжает к нам и по семейным делам в Анапу: к теще с тестем.

© facebook.com

«С женой Элэйной мы познакомились в Таиланде. Она там жила, я выступал на гастролях. Начался роман, потом поженились», — скупо рассказывает о своей супруге Лирой. По его словам, она оказалась прекрасной хозяйкой, и теперь borshch, dolma и клецки — самые любимые блюда Торнхилла.

Девятнадцатого июля Лирой отыграет на юбилейном «Максидроме». «Это будет мэш-ап из разных стилей и направлений: старые темы, новые треки, брейкбит, хип-хоп, грандж и панк. Я люблю миксовать музыку самых разных стилей и направлений. У меня есть масса крутых бутлегов восьмидесятых-девяностых, тоже, скорее всего, что-нибудь сыграю из них. Я не хочу быть похожим на других диджеев, поэтому и подборка всегда такая сумасшедшая. Приходите, офигенно оторвемся»

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •