ЖИЗНЬ ЗДОРОВЬЕ

Лишние россияне: проще похоронить, чем лечить

© Коллаж/Снег.TV

От новостей  медицины бросает в дрожь. В Севастополе женщина умирает на лавке перед больницей, где ее отказались принять. Врач-педиатр горбольницы № 6 Твери скончалась после того, как ее коллеги не смогли трижды поставить верный диагноз и отказали в госпитализации, не смотря на то, что медик проработала в этой больнице около двадцати лет.

В Сочи уволена врач Юлия Фрẹлих по статье о разглашении охраняемой законом тайны. Она поделилась с общественность страшной тайной: в больнице отсутствуют катетеры, лекарства, маски и прочее необходимое.  А на москвичку, которая заказала по интернету лекарства для больного ребенка, оперативно возбудили уголовное дело

Смертоносное импортозамещение

Сначала оптимизация здравоохранения привела к массовому закрытию поликлиник и больниц, а теперь в  России заканчиваются качественные лекарства. Иностранные производители подали заявку на отзыв 900 препаратов с российского рынка — таков основной итог государственной политики импортозамещения. Оригинальные лекарства исчезают из аптек: их  производители  не выдерживают ценовой конкуренции с производителями дженериков и уходят с рынка.

Не так давно волну против тотального импортозамещения лекарств подняли родители детей, больных муковисцидозом, но на самом деле еще раньше проблемы начали возникать у пациентов с диабетом, астмой, онкологическими диагнозами. Диабетиков переводят на отечественный низкокачественный инсулин, прием которого грозит осложнениями. Больных раком детей заставляют принимать дженерики, от которых у них отнимаются руки и ноги.  

Разумеется, происходящее можно было бы списать на результат бездарных управленческих решений . Например, когда  Владимир Путин в 2012 году подписал знаменитые  «майские  указы», требовавшие поднять зарплаты медикам до уровня 200% от среднего заработка по региону, он не объяснил, откуда брать деньги на такое повышение. Ну а исполнители пошли по самому простому пути,  обеспечив рост зарплат за счет  сокращения  по другим статьям расходов: например, на содержание  клиник. К 2015 году их количество сократилось, по сравнению с 2000 годом вдвое, а к следующему году вообще может достигнуть дореволюционного уровня. Зарплаты медикам, кстати, до предписанного президентом уровня так и не выросли.

Что-то похожее можно наблюдать теперь с лекарствами: правительство внесло в Госдуму законопроект о принудительном лицензировании. Это значит, что российские фармацевтические компании получат  возможность выпускать лекарства, которые разработали иностранцы и которые все еще защищены патентами. Разумеется, такое «цап-царап» не могло понравиться производителям оригинальных препаратов. Зато отдельные национальные производители получат шанс озолотиться  за счет пациентов, лишенных выбора, иногда — и жизни тоже.

Однако  даже когда ошибки  становятся очевидны (правительству все-таки пришлось признать провал «оптимизации» здравоохранения), исправлять их никто не спешит.  Потому что, похоже, это все-таки вполне осознанная стратегия. И не трудно догадаться,  что за ней стоит: больные, как и пенсионеры,  стали слишком тяжелой  обузой для государства. Выгоднее просто  дать им умереть, глядишь  – еще и на пенсии удастся сэкономить. Лечение больного ребенка, с точки зрения системы — тоже дело совершенно  бессмысленное. Никаких ведь гарантий, что со временем  из такого пациента вырастет  полноценный работник, который будет вкалывать, умножать ВВП и платить налоги. А вот пенсию по инвалидности ему, скорее всего, платить придется.  Поэтому например на то, что бы каждый год перекладывать бордюры на московских улицах, у государства (города) деньги есть. А  на лечение больных детей и стариков – нету.

Это план, а не ошибка…

Разумеется, эффективная система здравоохранения — это не только забота о стариках и детях. Это еще и способ позаботиться о  том, чтобы трудоспособное население таковым как можно дольше оставалось. Но и для такой меры серьезные  резоны  отсутствуют.

Это официально растиражированная точка зрения  –  что Россия  страдает от депопуляции и нуждается в повышении рождаемости. Но на самом деле  не очень понятно, куда девать даже то население, которое в стране есть, о чем  красноречиво свидетельствует уровень безработицы за пределами МКАД. «Для нынешней сырьевой модели две трети населения России представляют собой избыточное население», убежден  профессор Аузан

Действительно: ну сколько нужно людей для  обслуживания нефтяной и газовой трубы?  Максимум несколько миллионов, это если с дочерними компаниями и смежниками.

Ну еще армия пару миллионов и ВПК, что бы нефть от чужих охранять — остальные россияне  с точки зрения сырьевой системы является балластом, только повышающим  издержки от добычи сырья.

Поэтому система  и выводит людей «за рамки». Создается впечатление, что оптимизация медицины — никакая  не ошибка, а вполне обдуманный план по уничтожению старых, больных и слабых – всех тех, кто не вписывается в действующую концепцию существования страны. По сути, все это подпадает под столь модное сегодня определение «русофобия», гораздо больше, чем то, что называют этим словом на государственных телевизионных каналах.

С таким подходом, можно предположить, что все болезни население скоро будет вынуждено лечить при помощи программ Елены Малышевой. Телевизор под чутким руководством Кремля уже «победил» нищету и разруху, теперь в его руках и врачевание.

  •  
  • 4
  • 37
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    41
    Поделились
  •  
    41
    Поделились
  •  
  • 4
  • 37
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •